2017.04.01 - в интернет-версии Новой газеты по адресам https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/04/01/71983 и https://www.novayagazeta.ru/articles/ 2017/04/04/72027, а также в выпусках Новой газеты №34 и №35 были опубликованы материалы "Расправы над чеченскими геями. Публикуем истории выживших свидетелей" и "Убийство чести. Как амбиции известного ЛГБТ-активиста разбудили в Чечне страшный древний обычай", в которых содержались следующие сведения: (1) поданные Н.А. Алексеевым уведомления о проведении публичных мероприятий "спровоцировали преследования местных представителей ЛГБТ, а в Чечне привели к массовым задержаниям и убийствам"; (2) "ни Алексеев, ни его юристы не приехали в Нальчик для подачи уведомления; (3) Н.А. Алексеев "никак не обеспечил своим сторонникам там хотя бы минимального прикрытия, хотя бы каких-то каналов для отступления; (4) "амбиции известного ЛГБТ-активиста разбудили в Чечне страшный древний обычай; (5) поданные Н.А. Алексеевым уведомления о проведении публичных мероприятий "спровоцировали вторую волну репрессий"; (6) "когда руководитель проекта GayRussia.ru Николай Алексеев решил вовлечь в свою общероссийскую акцию Кавказ, в Чечне уже были убитые", но "волна пошла на спад", а "теперь -- тюрьма снова полная".

2017.05.04 - Николай Алексеев обратился в Басманный районный суд города Москвы (Суд) с иском к Новой газете о защите чести, достоинства и деловой репутации и взыскании компенсации морального вреда в размере 1 млн. рублей. в качестве третьего лица к участию в деле привлечена автор статьи Елена Милашина.

2017.09.12 - Суд (судья - Галина Графова) отказал в удовлетворении иска в полном объёме (мотивировка - ниже).  

2017.11.30 - Московский городской суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы Николая Алексеева и оставил решение Суда от 2017.09.12 в силе. в карточке дела отмечено, что публикация определения суда апелляционной инстанции запрещена.

ПОЗИЦИЯ ИСТЦА:
Николай Алексеев не явился в судебное заседание и представил ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие.
оспариваемый материал содержит сведения, которые фактически не соответствуют действительности. Николай Алексеев лично подавал уведомления о проведении публичных мероприятий в Нальчике, Черкесске, Ставрополе и Майкопе. вопросы обеспечения безопасности в Российской Федерации, в том числе во время проведения публичных мероприятий, возложены согласно законодательству на правоохранительные органы государства, а Николай Алексеев несогласованных с властями публичных мероприятий в городах Северо-Кавказского федерального округа не проводил. 2017.04.20 пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что информация о преследовании гомосексуалов в Чечне не подтверждается. 2017.04.20 Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова усомнилась в достоверности сообщений о похищениях гомосексуалов в Чечне.
распространением оспариваемых сведений истцу причинены нравственные страдания, выразившиеся в значительном умалении и унижении достоинства как личностной самооценки, осознания своих личных качеств, способностей, мировоззрения, выполненного долга и своего общественного значения. характеристика истца, как лица, спровоцировавшего совершение уголовных преступлений, была употреблена с целью показать аморальный, неэтический характер действий истца. истец является общественным деятелем и правозащитником, который регулярно выступает в СМИ.

ПОЗИЦИЯ ОТВЕТЧИКА И ТРЕТЬЕГО ЛИЦА:
интересы Новой газеты представляла (по доверенности) руководитель юридической службы редакции Ярослава С. Кожеурова. интересы третьго лица Е.В. Милашиной представляла (по доверенности) директор Центра защиты прав СМИ Галина Юрьевна Арапова.
истец оспаривал в суде не изложенные в статье факты, а критическое мнение, которое сложилось у журналиста на базе собранных и тщательно проверенных сведений. признать недостоверными можно только факты, но не суждение.
оспариваемые сведения о том, что поданные истцом уведомления о проведении массовых мероприятий (в том числе "гей-парадов") в регионах Северного Кавказа спровоцировали волну преследований лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией, в том числе их задержания и убийства, является личным мнением автора, оценочным суждением относительно той роли, которую сыграла, вольно или невольно, деятельность истца в ситуации с преследованиями геев в Чеченской Республике. сведения о преследовании геев в регионе основаны на реальной фактической базе, в частности, на том, что в Чечне примерно в феврале-марте 2017 г. развернулась кампания по преследованию лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией; а также на том, что подача истцом уведомлений о проведении публичных мероприятий ("гей-парадов") в республиках Северного Кавказа, вызвала общественное возмущение и протесты. эти сведения подтверждаются представленными в материалах дела сообщениями ИТАР-ТАСС и докладом международной неправительственной организации Human Rights Watch за май 2017 года. имеются многочисленные свидетельства жертв и их знакомых, родственников, фото-материалы, конкретные имена, фамилии и истории, которые в настоящее время проверяются правоохранительными органами.
в оспариваемых статьях нет сведений (в том числе в форме мнений) о том, что истец причастен к преследованию геев, либо о том, что подача уведомлений была направлена или имела целью вызвать такие преследования. высказывается точка зрения о том, что такая деятельность, имевшая цели защиты прав сексуальных меньшинств, послужила одним из факторов, который был использован другими лицами для организации их преследований.

ПОЗИЦИЯ СУДА 1 ИНСТАНЦИИ:
оспариваемый фрагмент (1) является частью вопроса, а именно "На вопрос "Новой газеты", известно ли ему о том, что его заявления  о намерении провести "гей-парады" на Кавказе спровоцировали преследования местных представителей ЛГБТ, а в Чечне привели к массовым задержаниям и убийствам, Алексеев ответил, что…". таким образом, оспариваемые в указанном фрагменте сведения являются не утверждениями о фактах, а заданным в ходе интервью с истцом вопросом, на который далее по ходу интервью и текста статьи истец дает отрицательный ответ. таким образом, журналистом было реализовано его предусмотренное ст. 47 Закона РФ "О средствах массовой информации" право искать, запрашивать, получать и распространять информацию. таким образом, поскольку оспариваемый фрагмент, являясь частью вопросительного предложения, то данные сведения не является сообщением о факте и, соответственно, не могут быть проверены на соответствие действительности.
суд не находит порочащими деловую репутацию Николая Алексеева сведения, изложенные в оспариваемом фрагменте (2): "ни Алексеев, ни его юристы не приехали в Нальчик для подачи уведомления", поскольку указанные сведения не содержат указание на нарушение истцом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении либо недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота.
сведения, распространенные в фрагменте (3), о том, что Николай Алексеев "никак не обеспечил своим сторонникам там хотя бы минимального прикрытия, хотя бы каких-то каналов для отступления" не могут рассматриваться как утверждение о фактах или событиях, а являются мнением, суждением и убеждением автора статьи, выводом, к которому пришел журналист, проанализировав сложившуюся ситуацию. указанное мнение не может быть проверено на соответствие действительности, а следовательно и быть предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК.
фрагмент (4) "амбиции известного ЛГБТ-активиста разбудили в Чечне страшный древний обычай" является подзаголовком к статье "Расправы над чеченскими геями. Публикуем истории выживших свидетелей". исходя из особенностей журналистского стиля, содержащийся в подзаголовке текст сформулирован таким образом, чтобы он привлекал внимание читателей. ни в заголовке, ни в подзаголовке статьи сведений о Николае Алексееве не содержится.
фрагменты (5) поданные Алексеевым Н.А. уведомления о проведении публичных мероприятий "спровоцировали вторую волну репрессий" и (6) "когда руководитель проекта GayRussia.ru Николай Алексеев решил вовлечь в свою общероссийскую акцию Кавказ, в Чечне уже были убитые", но "волна пошла на спад", а "теперь - тюрьма снова полная" суд не находит порочащими деловую репутацию истца, поскольку фактически в указанных отрывках говорится о подаче истцом, в соответствии с действующим законодательством, уведомлений о проведении массовых мероприятий, указанные сведения не содержат указание на нарушение Николаем Алексеевым законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении либо недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота. сведения во фрагменте 5 не могут быть проверены на соответствии действительности, поскольку они являются мнением автора. сведения, содержащиеся в первой части фрагмента 6 соответствуют действительности, поскольку, являясь руководителем проекта GayRussia.ru, истец действительно подавал уведомления о проведении публичных мероприятий в разных городах. указание на то, что в момент подачи истцом уведомлений в Чечне уже были убитые, не указывает на то, что истец каким-либо образом причастен к данным убийствам.
в соответствии с положениями статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, свобода выражения мнения распространяется не только на "информацию" и "мнения", воспринимаемые положительно, считающиеся неоскорбительными, но и на негативные, воспринимаемые отрицательно и даже оскорбительные, с учетом допустимых законом или нормами морали ограничений, не нарушающие при этом права, свободы и законные интересы других лиц, поскольку указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма в демократическом обществе.
согласно позиции Европейского Суда по правам человека право на свободу выражения мнения, провозглашенное в статье 10 Конвенции, составляет одну из существенных основ демократического общества. оно включает, помимо прочего, право на добросовестное распространение информации по вопросам, представляющим всеобщий интерес, даже если такая информация содержит порочащие высказывания о частных лицах. Европейский Суд подчеркивает, что рамки приемлемой критики шире, если высказывания касаются публичных лиц. пределы допустимой критики в отношении политиков и публичных лиц как таковых шире, чем в отношении частного лица. в отличие от последнего первые неизбежно и заведомо подвергают себя пристальному вниманию журналистов и всего общества к каждому их слову и действию, следовательно, должны проявлять большую степень терпимости (Постановление Европейского Суда по делу "Лингенс против Австрии" от 1986.07.08, Постановление Европейского Суда от 1991.05.23 по делу "Обершлик против Австрии").
если истец полагает, что приведенные в оспариваемых статьях сведения  затрагивают его права и законные интересы, он не лишен возможности использовать предоставленное ему пунктом 3 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 46 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" право на ответ, комментарий, реплику в АНО РИД «Новая газета» в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.


список проблем

3.1.2. разграничение фактических утверждений о совершении лицом нарушений и субъективных оценочных мнений, суждений, соответствие действительности которых не может быть проверено;

5.1.1. противодействие экстремистской деятельности и борьба с терроризмом;